В 2016 году журналист Орхан Джемаль в своем репортаже из Турции впервые объяснил массовой русскоязычной публике: обвинения мусульман в сирийской войне на стороне «Исламского государства» являются репрессивной технологией ФСБ. Джемаль встретился с группой выходцев из дагестанского села Гимры. На родине против них возбудили уголовные дела – якобы за участие в незаконных вооруженных формированиях на территории Сирии. Как оказалось, все они выехали в Турцию, спасаясь от террора российских спецслужб, и никогда не пересекали сирийскую границу. Уголовные дела против выходцев из республик Северного Кавказа с клеймом «игиловец» появились в 2015 году и продолжают появляться до сих пор. Эти мусульмане не могут покидать страны пребывания – они объявлены в международный розыск через международную организацию полиции – Интерпол.

Значительная часть разыскиваемых кавказцев рассматривает Украину как место, где можно чувствовать себя относительно безопасно. Ведь с 2014 года она находится в открытом вооруженном противостоянии с Россией. Но поскольку Украина является страной-членом Интерпола, она обязана задерживать при въезде в страну всех, кто находится в списке разыскиваемых. Решение своих проблем беженцы видят в исключении своих фамилий из базы этой организации.

Устав Интерпола запрещает разыскивать лиц, которых преследуют по политическим или религиозным мотивам. Известны случаи, когда чиновников, обвиняемых в хищении бюджетных средств, подавали в розыск по линии Интерпола, а он отказывал запрашивающим государствам. С простыми мусульманами из России все иначе. Ассоциация VAYFOND добилась отмены розыска Интерпола для чеченца Али Бакаева. ФСБ сфабриковала против этого уроженца Шали обвинение в нападении на воинскую часть Росгвардии в станице Наурской. По прибытии из Египта в Киев Бакаева задержали украинские пограничники – сработала система розыска Интерпола. Впоследствии его освободили из украинского СИЗО, а Интерпол исключил из списка разыскиваемых. Адвокат Алексей Оболенец, работавший по делу Бакаева, констатирует: запрет на розыск по политическим мотивам работает при условии, если сами разыскиваемые или их защитники обращают внимание полицейских на реальные причины преследования. «Интерпол не является судебной инстанцией, это всего лишь глобальная полицейская структура. И эту структуру власти России активно вводят в заблуждение. Пока приходится доказывать (политические и религиозные причины – авт.)», – сказал Оболенец.

Впрочем, сам Али Бакаев не склонен переоценивать решение Интерпола. Дорога в безопасные страны для него по-прежнему закрыта. В комментарии сайту VAYFONDа он подчеркнул, что хотя решение Интерпола формально снимает запрет на пересечение границ, он не может воспользоваться этим правом. Ведь его документы изъяты и хранятся в украинской прокуратуре. Каждые два месяца ему продлевают меру пресечения – личное обязательство являться в суд по первому требованию.

2019 год стал обнадеживающим для мусульман, которые пытаются избавиться от клейма «террористов-игиловцев». Дагестанец Саадула Газиев и карачаевка Анна Каракотова после обращения в комиссию по контролю за файлами Интерпола были сняты с розыска. Они, по версии ФСБ, воевали против Башара Асада в Сирии в то время, как Бакаев якобы стрелял в росгвардейцев. Все трое на самом деле проживали и учились в Египте, что подтверждается документами, в том числе из российского посольства в Каире. Решение о снятии с розыска не помогло им получить желанный статус беженца, а Генпрокуратура Украины продолжает изучать возможность экстрадиции в Россию Каракотовой и ее четверых детей. Обращения в Интерпол по делам Каракотовой и Газиева готовила киевская организация «Право на Захист». Адвокат Станислав Красник, занимавшийся этими делами, отмечает, что в отношении его клиентов после положительного решения Интерпола продолжает действовать запрос на выдачу со стороны российских спецслужб.  «Если Россия знает, что человек в Украине, им даже не обязательно обращаться в Интерпол, можно прямо направлять запрос в Украину», – отметил господин Красник в комментарии VAYFONDу. Он подчеркнул, что, несмотря на фактическое состояние войны, прокуратуры двух стран сотрудничают в преследовании просителей убежища, в частности выходцев с Северного Кавказа. Говорить о том, как миграционная служба Украины реагирует на удаление беглецов из розыскной базы Интерпола пока преждевременно, считает адвокат, таких случаев пока мало, а бюрократическая машина слишком медленно реагирует на решения, принятые в штаб-квартире Интерпола в Лионе.

Автор: Анвар Черниговский

Copyright © 2020, VAYFOND. Все права защищены

Related Posts

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.