Уважаемый господин Президент

В настоящее время правоохранительными органами Украины рассматривается экстрадиционный запрос властей Российской Федерации о выдаче Амхада Илаева. Факты уголовного преследования А. Илаева общеизвестны, тем не менее, позволим кратко напомнить.

Илаева обвиняют в том, что он якобы убил пятерых членов русскоязычной семьи Калиниченко в Первомайском под Грозным в августе 2009 года. Двое мужчин и три женщины были застрелены во сне. Двух маленьких детей, которые находились в доме, убийцы оставили в живых. По словам Илаева, в день, когда произошло убийство, он находился на территории Украины. Родственники также подтвердили, что в день убийства Илаева не было в Чеченской Республике. Илаев уехал в Украину в связи с преследованием кадыровскими властями после похищения и убийства двух его братьев. Нет сомнений, что факт пребывания Илаева в тот период на территории Украины может и должен быть проверен.

К сожалению, проверка обоснованности запросов Российской Федерации носит зачастую формальный характер, а принимаемые решения обрекают людей на необоснованное уголовное преследование и в последующем на осуждение к длительным срокам заключения в российской тюрьме. Стоит привести пример Тимура Тумгоева, который был выдан России в 2018 г. и в июне 2019 осужден на 18 лет колонии строгого режима. На момент рассмотрения генеральным прокурором Украины вопроса Тумгоева российское уголовное дело содержало допрос только одного свидетеля, который «видел» Тумгоева в Сирии, к моменту судебного разбирательства выяснилось, что Федеральная служба безопасности РФ установила еще троих свидетелей. Казалось бы, вот эффективность и справедливость, но все эти свидетели оказались анонимными, опознавали Тумгоева по фотографии и независимо друг от друга дали показания, которые совпадают вплоть до знаков препинания. Кроме того, все эти, так называемые свидетели, осуждены и, разумеется, зависимы от властей. Тумгоеву и самому предлагали кого-нибудь «опознать», чтобы минимизировать уголовно-правовую репрессию, но он отказался, так и не признав вины.

Можно вспомнить также историю Арсения Яценюка, которого власти РФ преследуют якобы за участие в чеченских событиях 1990 х годов. На основании совершенно неубедительных портретных экспертиз Яценюку заочно предъявлено обвинение, и он объявлен в международный розыск.

Уровень следственных доказательств в России крайне низок, политически мотивирован. Российские адвокаты, которые ведут дела экстрадированных на Кавказ граждан, говорят о «конвейере» правосудия, разбирательство носит крайне поверхностный характер, а случаев, когда удалось добиться оправдания по таким делам, просто нет.

Российские спецслужбы не останавливаются не перед чем, даже перед физическим похищением неугодных с территории других государств. Не так давно к 6 годам строгого режима осужден гражданин Украины Павел Гриб, которого ФСБ выманила и похитила в Белоруссии. А чеченцев убивают даже в европейских странах, как например расстрелянный в Австрии Умар Исраилов, убитая в Украине Амина Окуева и покушения на Адама Осмаева. А неделю назад в Германии был расстрелян Зелимхан Хангошвили, на которого и ранее неоднократно покушались российские спецслужбы.

В самой Чеченской Республике соблюдение прав человека носит крайне декларативный характер, независимые адвокаты просто не допускаются к экстрадированным гражданам, а местные, чеченские адвокаты, полностью зависимы от силовиков и занимают соглашательскую позицию. Так, например, нам известны неоднократные случаи игнорирования адвокатами в Чеченской Республике необходимости соблюдения даже этических норм, адвокаты соглашаются (!) с заключением под стражу при заочном аресте или оставляют это на усмотрение суда, разумеется, не обжалуя его.

Российские гарантии справедливого следствия и суда – не более, чем миф. Российская Федерация гарантирует не применение пыток, тогда почему экстрадированные в Чеченскую Республику граждане, долго и последовательно утверждавшие о своей невиновности, вдруг признают вину и осуждаются в режиме особого порядка без проведения судебного следствия? Почему любой «преступник» в Чеченской Республике приносит покаяние и извиняется? О внесудебных расправах, сжигании домов, преследовании людей по политическим и религиозным мотивам знает весь мир.

Даже такая российская «гарантия», как обещание передать уголовное дело для расследования из Чеченской Республики в другой регион, является ложью. Так, в деле Аминат Акуевой (тезка убитой чеченки Окуевой Амины – авт), которую беременную избивали сотрудники полиции, после чего она вынуждена была бежать от сфальсифицированных обвинений, российская прокуратура гарантировала передачу расследования уголовного дела из Чеченской Республики в Краснодарский край. Нам удалось выяснить, что это не так, дело никто не передавал, и оно так и осталось в следственном комитете г. Шали. Это явилось основным обстоятельством, которое позволило Высшему суду Берлина запросить от России дополнительные и объективные доказательства виновности Акуевой, а впоследствии отказать в экстрадиционной выдаче.

Уважаемый господин Президент!

         Убедительно просим Вас, явите благоразумие и милосердие. Вмешайтесь в ситуацию с делом Амхада Илаева и не позвольте случиться ошибке, ценой которой станет жизнь невиновного.

С Уважением, председатель Чеченской Благотворительной Правозащитной Ассоциации VAYFOND Мансур Садулаев

Данное обращение направлено в офис президента Украины

Related Posts

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.