Шведские спецслужбы сообщили о задержании подозреваемого в шпионаже против беженцев. В новости не указывается гражданство задержанного. Это обычная практика правоохранительных органов западных стран – не публиковать персональные данные подозреваемых. В то же время такие данные просителей убежища далеко не всегда надежно защищены. Доступ к ним сотрудников спецслужб страны происхождения делает беженца особенно уязвимым, поскольку дает дополнительные возможности давления как на оставшихся дома родственников, так и непосредственно на самих беглецов. Опрошенные Vayfond соискатели статуса беженца отметили – наличие в миграционных службах сотрудников из числа россиян не способствует прохождению бюрократических процедур, а иногда является препятствием для получения статуса.

Конституция России не освобождает своих граждан, имеющих гражданство других государств, от их обязанностей перед Российской Федерацией. Некоторые обязанности конкретизирует статья 308 уголовного кодекса РФ: «Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний либо уклонение потерпевшего от прохождения освидетельствования, от производства в отношении его судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования – наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев». «Любой … гражданин РФ, которому стали известны те или иные факты касательно человека, обвиняемого властями России в преступной деятельности, может быть привлечен следственными органами в качестве свидетеля и будет обязан как свидетель дать показания», – прокомментировал данную ситуацию один из юридических советников Vayfondа. – Какая-нибудь Мария Петровна Иванова с российским паспортом в кармане не может прикрыться шведским, американским, британским и иным законом и отказаться от дачи показаний, в данном случае действует только российское право. При этом власти других стран, нанимающие на работу лиц с российским гражданством, получающих доступ к конфиденциальной информации, не желают это замечать», – подчеркнул юрист.     

У соискателей статуса беженца уже есть негативный опыт общения с западными чиновниками российского происхождения. Из-за этого они пытаются избежать общения с такими выходцами из России, как недавно это было в Швеции.

Одной из групп, находящихся под прицелом ФСБ, остаются выходцы из Чеченской Республики, Ингушетии и Дагестана. Именно в этих регионах похищения, пытки, внесудебные казни стали повседневностью, которую фиксируют международные правозащитные организации. Отчеты правозащитников дают основания выходцам из региона претендовать на убежище в государствах Евросоюза. Со времен первой российско-чеченской войны в Австрии, Германии, Франции, скандинавских странах и Турции сформировалась чеченская диаспора, основу которой составляют оппоненты режим, установленного Кремлем в Чеченской Республике, а также их родственники. Эти люди представляет оперативный интерес как для российских спецслужб, так и для окружения наместника Москвы в Чеченской Республике Рамзана Кадырова.

В 2009 году в Вене был убит чеченец, обвинивший Кадырова в пытках. Из Турции периодически приходят известия об убийстве представителей диаспоры. По подозрению в причастности к этим преступлениям были задержаны, а в Австрии осуждены этнические чеченцы, которых следствие связывает с российскими властями Чеченской Республики. Эти и подобные случаи формируют настороженное, а иногда враждебное отношение местных жителей к приезжим с Кавказа.

В Украине за короткое время было совершено несколько покушений на сторонников независимости Чеченской Республики: неизвестные киллеры застрелили в 2017 году Амину Окуеву и подорвали Тимура Махаури. А за полгода до убийства Окуевой, на нее и ее мужа Адама Осмаева покушался, как утверждает украинское следствие, известный со времен криминальных разборок 90-х годов Артур Денисултанов. Установлено, что подозреваемый легализовался в Украине при помощи поддельного паспорта, который был выдан одним из офисов миграционной службы в Одессе. И хотя миграционная политика, а также работа соответствующих служб в Украине и в государствах Евросоюза разнятся, очевидно, что российские силовики уделяют им особое внимание, внедряя туда своих людей или коррумпируя местные кадры.

В 2018 году очевидно ухудшилось отношение миграционных властей европейских государств к беженцам-чеченцам. По запросу ФСБ были экстрадированы в Россию чеченцы и ингуши  из Боснии и Герцеговины, Словакии, Украины. Родственники депортированного из Польши Азамата Байдуева вероятно находятся под прессингом кадыровцев, поскольку отказываются комментировать его арест по прибытию на родину. Для того, чтобы инициировать экстрадицию чеченцев и представителей мусульманских этносов России, спецслужбы этой страны активно используют клеймо «участник ИГИЛ» в отношении разыскиваемых оппонентов путинского режима. Обвинение в причастности к так называемому «Исламскому государству» производит нужное  впечатление на западные спецслужбы, которые  не стремятся исследовать обоснованность таких обвинений и игнорируют угрозу для жизни и здоровья экстрадируемых.

По мнению российско-американского исследователя Дениса Соколова, дискредитации оппонентов кремлевского режима – одно из основных направлений работы ФСБ с диаспорой. Основными инструментами  контроля над эмигрантами являются подкуп и шантаж. «Такой контроль превращает большое количество людей в сеть агентов влияния. Потому что при помощи подкупа и шантажа можно реализовывать политические проекты, беспорядки, уличные акции…», – отметил эксперт. Кроме того, контроль над диаспорой дает кадыровцам доступ к теневым финансовым потокам и другим ресурсам этнических криминальных группировок.

           Денис Соколов считает, что Кадыров рассматривает проживающих в Европе чеченцев, как потенциальную угрозу, и стремится обезопасить себя от любых проявлений активности с их стороны. Соколов отмечает, что стереотипное восприятие чеченцев в ЕС как людей, склонных к насилию и игнорированию законов, на руку Кадырову и его покровителям в Москве. Это способствует маргинализации диаспоры и делает ее более управляемой.   

Косвенным последствием создания сети агентов влияния в диаспоре является существенная коррозия западных институтов и западных ценностей, отмечает Соколов. По его мнению, Кадырову и его хозяевам в российских спецслужбах пока удается навязывать властям западноевропейских государств свою игру. «Западные правоохранительные органы и суды уступают Кадырову и его партнерам юрисдикцию над теми, кто находится на их территории, позволяя осуществлять силовой контроль над членами диаспоры», – констатирует эксперт. Противостоять этой опасной тенденции беженцы могут, неуклонно соблюдая законы стран проживания, считает Соколов.

Впрочем, шведские власти все трезвее оценивают российскую угрозу  для национальной безопасности и для мигрантов, получивших убежище в стране. Эксперт по вопросам безопасности Йоаким вон Браун отмечает возросшую активность российских спецслужб. По его данным, в Швеции работает около тридцати офицеров российской разведки, которые делают ставку не столько на использование технологий, сколько на использование осведомителей и агентов влияния. При этом, считает эксперт, целью шпионажа могут быть как представители национальных общин, в частности чеченцы, так и противники путинского режима вообще.А

При копировании материала, ссылка на сайт обязательна

Related Posts

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.