Информационная война вокруг экстрадиции Тумгоева

13.01.2019 0 Автор Anvar Chernigovskiy

Накануне Нового года в вайнахской диаспоре Евросоюза поползли слухи: якобы ингуш Тимур Тумгоев, выданный Украиной в Россию, дал признательные показания.  Источник, близкий к российскому следствию, утверждал: Тумгоев во владикавказском СИЗО заявил об участии в боевых действиях на территории Сирии. В этом его обвиняла ФСБ, когда подавала в розыск через Интерпол. Для того, чтобы понять, кому адресованы слухи, следует вспомнить историю испытаний, выпавших на долю 30-летнего уроженца Пригородного района.

Тимура Тумгоева, как и многих его ровесников в Пригородном районе вызывали на допросы в центр противодействия экстремизму, проводили обыски дома. Арестовать не успели – в 2014 году Тумгоев уехал в Турцию. Вскоре после отъезда против него возбудили уголовное дело и подали в международный розыск. В мае 2016 года Тумгоев из Стамбула прилетел в Харьков. В аэропорту украинские пограничники задержали его как лицо, разыскиваемое Интерполом. Украинский суд сначала арестовал его на сорок суток, а затем применил экстрадиционный арест. В Харьковском СИЗО Тумгоев провел год – максимальный срок, предусмотренный украинским законодательством. Генпрокуратура за несколько месяцев до завершения срока ареста решила экстрадировать его, не смотря на фактическую войну Украины с Россией.

Адвокаты Харьковской правозащитной группы, которые помогали ингушу, дважды безуспешно обжаловали решение об экстрадиции в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ).  Украинские силовики попытались отвезти Тумгоева на российскую границу для передачи сотрудникам ФСБ, но в машине арестованный, понимая, что ожидает его на родине с таким обвинением, перерезал себе вены. Сопровождавшие были вынуждены срочно госпитализировать пленника. Пока Тумгоев лечился, украинские юристы добились решения Комитета по правам человека ООН (Швейцария) о немедленной приостановке экстрадиционной процедуры. Тогда Генпрокуратура в Киеве прислушалась к требованию Комитета по правам человека, и Тумгоев остался в СИЗО до окончания срока. После освобождения ему приходилось сообщать прокуратуре о своих перемещениях по Украине. Еще в СИЗО он обратился в миграционную службу с просьбой об убежище, но получил отказ, который обжаловал в суде. Пока длилась судебная тяжба, Тумгоев проживал в Харькове, но часто выезжал за пределы города, своевременно информируя правоохранительные органы о своих поездках. По свидетельству земляков, проживающих в Украине, в 2018 году он неоднократно бывал в зоне боевых действий на востоке страны. Впоследствии командир добровольческого батальона «Аратта» Андрий Червень и командир батальона имени шейха Мансура Муслим Чеберлоевский публично подтвердили участие Тумгоева в боевых действиях против пророссийских сепаратистов. С удостоверением бойца батальона имени шейха Мансура Тумгоева в Киеве задержали сотрудники СБУ, но сразу же отпустили. К тому времени Тумгоев проиграл дело против миграционной службы, но в кассационную инстанцию его адвокат обратиться не успел.

По приезде в Харьков ингуша задержала полиция – он просрочил справку просителя убежища. За это административное правонарушение в Украине предусмотрен денежный штраф в сумме, посильной для человека с небольшими доходами. Но ингуша тайно отвезли на российскую границу и передали сотрудникам ФСБ. Вскоре стало известно, что за отказ сбрить бороду Тумгоева жестоко избили в СИЗО Белгорода. Тем временем в Киеве возмущенные экстрадицией бойцы добровольческих батальонов, активисты националистических организаций пикетировали здание украинской генпрокуратуры с требованием расследовать обстоятельства экстрадиции Тумгоева. После того, как было разбито несколько окон в офисе генерального прокурора, ведомство согласилось на расследование дела независимой комиссией. Обещали даже отстранить от обязанностей на время расследования замгенпрокурора Евгения Енина, который подписал решение об экстрадиции. Не смотря на свидетельства боевых товарищей Тумгоева, представители украинской Генпрокуратуры категорически отрицали его участие в войне на стороне Украины. А генеральный прокурор Юрий Луценко публично заявил – ингуша отправили в Россию законно.

Примечательно, что после выдачи Тимура Тумгоева в Россию ни СМИ, ни российские чиновники не поднимали тему его участия в боевых действиях на Донбассе. При этом обвинение в участии в незаконных вооруженных формированиях на территории Сирии остается.

Слухи о признательных показаниях Тумгоева работают на версию украинских силовиков о том, что они выдали России «террориста». Молчание российской стороны об участии Тумгоева в боевых действиях на Донбассе подтверждает версию генпрокурора Украины. Иначе ФСБ не преминула бы обвинить его в этом. В тоже время украинских и чеченских активистов, которые защищали Тумгоева, пытаются выставить лжецами и пособниками «опасного преступника». И на адвоката можно при помощи такого хода бросить тень – дескать, защищает не просто правонарушителя, а «террориста». Однако, российский адвокат Тумгоева Андрей Сабинин опроверг слухи о его признательных показаниях. «Факт дачи признательных показаний по Сирии я не подтверждаю, он показания не давал, во всяком случае, в моем присутствии», – сообщил Сабинин.

Примечательно, что подобный ход – подготовка общественного мнения к репрессиям при помощи слухов – был использован и в Украине. Сотрудники СБУ и генпрокуратуры пытались дискредитировать ингушского активиста Салмана Сайнароева, проживающего в Киеве. Он добивался расследования обстоятельств экстрадиции Тумгоева и наказания виновных. Попытки силовиков «образумить» его в частных беседах успеха не имели. Потому сначала тех, кто вступился за Тумгоева, информировали о якобы причастности его друга Сайнароева к вооруженному ограблению ювелирного магазина, а затем арестовали активиста по обвинению в этом преступлении.

Сегодня Тимур Тумгоев находится в СИЗО Владикавказа, а Салман Сайнароев – в Лукьяновском СИЗО Киева. Спецслужбы России и Украины готовят для них обвинительные приговоры на основе сфальсифицированных дел.

Старший советник Вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Денис Соколов рекомендует рассматривать историю с экстрадицией Тумгоева в контексте противостояния спецслужб России с европейской бюрократией и мигрантским сообществом. «По отношению к мигрантам используется запугивание через криминальные сети, активизируются связи между ФСБ и некоторыми сотрудниками СБУ. Пока Генеральная прокуратура РФ и ФСБ России выигрывают раунд за раундом…», – считает эксперт. 

При копировании материала, ссылка на сайт обязательна